This blog (retired) is about Estonia's coverage in the
Western press and mainly contains excerpts as well as
full translations of select pieces into Russian.

среда, мая 9

Русскоязычные хотят жить спокойно

Несмотря на этническое обострение в целом русскоязычным в Эстонии хорошо, а за недавними беспорядками стоит Москва, пишет крупнейшее бизнес-издание Германии.



""Алеша" и груз истории" (HANDELSBLATT, Helmut Steuer)

Конфликт вокруг памятника воину-освободителю привел к тому, что в Эстонии с новой силой вспыхнули старые конфликты с Россией. Визит в глубоко расколотую страну
В эти дни холод в Таллине пробирает до костей. Обернув толстый шерстяной шарф дважды вокруг шеи, хрупкая женщина вместе с дочерью возлагает красную гвоздику у фонарного столба недалеко от большого белого шатра. Дальше Татьяна не идет, ведь цели ее прихода – "Алеши" – здесь больше нет.
"Алешей" 360 тыс. русских, проживающих в Эстонии, называют скульптуру Бронзового солдата, установленную в честь победы Красной армии над нацистской Германией. То место, где до конца апреля стоял памятник советскому воину-освободителю, сегодня от любопытных взглядов скрывает огороженный забором шатер. Там специалисты пытаются идентифицировать останки 12 павших солдат, которые были захоронены у ног "Алеши".
"Моя бабушка погибла во время войны, – рассказывает Татьяна, и в ее глазах стоят слезы. – Я принесла сюда эти цветы для нее". За сценой наблюдала пожилая женщина, эстонка, возмущение и нервозность которой нарастали с каждой минутой. Неожиданно она теряет самообладание и в возбуждении подходит к Татьяне. "Что ты тут рассказываешь? Вы сослали мою семью в Сибирь". Она тоже борется со слезами, резко поворачивается и исчезает в толпе, собравшейся на небольшом холме в центре города, на том месте, где до недавнего времени стоял "Алеша".
Неприметное возвышение прямо перед библиотекой в последние дни превратилось в арену мировой политики, и, возможно, завтра, 9 мая, когда Россия отмечает ежегодный День Победы над нацистской Германией, снова окажется в центре внимания.
Здесь с 1947 года был установлен памятник – статуя красноармейца высотой примерно в два метра, лицо которого выражает скорее не триумф, а задумчивость. Памятник, напоминающий о жертвах фашизма. Однако для большинства эстонцев Бронзовый солдат стал символом чего-то другого: длившейся полвека советской оккупации.
Более года назад правительство бывшей советской республики Эстонии начало дискуссии о переносе памятника советскому воину, а около двух недель назад статуя была демонтирована.
"Памятник стал больше напоминать место для сборищ националистически настроенных русских, которые праздновали там 9 мая победу над фашизмом, скандируя антиэстонские лозунги", – говорит министр обороны Яак Аавиксоо. В этой связи он распорядился демонтировать памятник. Последствия: уличные столкновения, грабежи, один погибший. В центр Таллина после демонтажа стягивались преимущественно русские молодые люди, которые разбивали витрины и поджигали автомобили. Полиция задержала почти 1100 участников беспорядков.
По российским телеканалам это не показывалось, там демонстрировались лишь картины работающих дубинками эстонских полицейских. Эстонские телеканалы, со своей стороны, умолчали о том, что среди задержанных подвыпивших молодых людей была и эстонская молодежь.
Между тем "Алеша" установлен на новом месте – на солдатском кладбище на окраине столицы. Однако конфликт между бывшими оккупантами и ставшей в 1991 году независимой Эстонией далеко не исчерпан.
"Памятник советскому воину стал катализатором", – говорит Март Хелме, бывший эстонский посол в Москве, являющийся сегодня доцентом таллиннского университета. Экс-дипломат может себе позволить теперь со многим не считаться и говорить то, что думает. А это звучит так: "Памятник превращен Россией в инструмент. С его помощью Москва хочет поселить смуту в души русскоговорящего меньшинства". На самом деле большая часть этнических меньшинств чувствует себя обойденной, исключенной из экономического бума маленького балтийского государства.
И это только субъективная дискриминация: "Тот, кто владеет эстонским, имеет шансы найти работу, – говорит Илона Алик, русская, – а тот, кто ищет работу, всегда ее найдет".
В Эстонии, ставшей три года назад членом ЕС, существует нехватка рабочей силы. Многие молодые эстонцы уехали за границу в поисках более высокооплачиваемой работы. Самый крупный пивоваренный завод в стране, Saku, в отчаянии ищет персонал – размещая объявления даже на пивных банках.
Илона Алик, 24-летняя женщина с распущенными волосами и слишком длинными ногтями, с некоторого времени работает в отделе по работе с клиентами в крупной компании в сфере логистике DHL. Еще раньше, говорит она, ее русские родители сделали ставку на хорошее образование. Сегодня она от этого только выигрывает: у нее есть хорошая работа, за которую она получает намного больше любого среднестатистического работника в Эстонии – в среднем в месяц 600 евро.
Аллик не может понять недавно разразившегося конфликта. "Мы же хорошо уживались вместе, но, возможно, старшее поколение русских не может смириться с независимостью страны", – говорит она и тихо добавляет, что со временем проблема должна решиться сама собой.
Многие эстонцы и русские пропускают события прошлых недель через призму чувств. В живописном сердце города с его отреставрированными зданиями в стиле фахверк Средневековье встречается с High Tech. В каждой пивной и кафе можно воспользоваться беспроводным интернетом. Конечно, бесплатно. Эстония – одна из стран в Европе, где интернет пользуется особенно большой популярностью – и с учетом количества жителей (население 1,3 млн) является страной, наиболее обеспеченной беспроводным доступом в международную паутину. Система бесплатной телефонии Skype была разработана в Таллине, а выпускники колледжа информационных технологий признаны одними из лучших специалистов во всем мире.
Экономика процветает, темпы ее ежегодного роста – от 7 до 10% – сначала способствовали процветанию основных регионов, но постепенно благосостояние дотянулось и до находившейся еще полтора года назад в печальном состоянии Нарвы, города на границе с Россией. И в Нарве, где русскоговорящее население составляет 95%, строятся новые гостиницы, фабрики, появляются новые рабочие места. Николай, каменщик, нашел работу, которой он наконец доволен. "Здесь есть чем заняться. Я зарабатываю деньги", – говорит молодой русский, который еще два года назад был готов уехать из Эстонии на родину своих родителей.
В Нарве ему даже не приходится говорить на эстонском. Однако в целом в стране, особенно в столице, в Таллине, знание эстонского языка – необходимость. Об этом знают и директор Майя Брагина и ее коллеги из школы 53, русской средней школы на окраине города. "Мы всегда уделили внимание тому, чтобы наши ученики хорошо говорили по-эстонски", – говорит она. Она убеждена в том, что ее 800 учеников будут иметь равные шансы на рынке труда. Затем Майя Брагина говорит нечто, что так важно в эти дня для небольшой Эстонии: "Мы должны проявить больше терпимости".
Консервативное эстонское правительство во главе с премьером Андрусом Ансипом действительно не продемонстрировало тонкого чутья, когда отдало распоряжение скрытно и стремительно демонтировать Бронзового солдата.
"Политики должны были действовать более открыто, они должны были нас проинформировать", – считает Анна, русская, которая вместе с другими 40 соотечественниками собирается перед зданием Русского культурного центра в Таллине для обсуждения ситуации, сложившейся в их городе.
Медсестра с окрашенными в рыжий цвет волосами, как и многие другие, шокирована жестокими столкновениями. "В больнице некоторые мне говорили, что я могу возвращаться туда, откуда приехала, но я ведь здесь родилась".
Анна принимала участие в демонстрациях. Она говорит, что некоторые из особо жестоких скандалистов получали примерно по 3,80 евро за час "от кого-то из Москвы".
Бывшего посла Хельме это не удивляет. Большинство русских в Эстонии живут "под медийным влиянием Москвы", утверждает он. Москва влияет на настроения – словом и делом. Так, хакеры парализовали на несколько дней работу тысяч эстонских серверов, и следы ведут к московским компьютерам. Для студента Мариса очевидно: "Москва до сих пор не может признать, что Эстония – независимое государство". Эстонец считает, что Россия хочет продемонстрировать, кто на самом деле в доме хозяин. Но затем он признает, что эстонское школьное образование, должно быть, не самое лучшее: "Большинство моих русских друзей до сих пор считают, что Эстония добровольно вошла в состав СССР".
В русской школе в Таллине учительница подтвердила взгляд на историю: "Нельзя забывать о том, что Вторая Эстонская республика была бы невозможной без победы над фашизмом", – говорит полная женщина, которой за сорок.
Но все же остается надежда на то, что глубокие исторически ямы рано или поздно будут засыпаны. Илона, молодая русская с эстонским паспортом, сводит это к простой формуле: "Я русская, но моя родина – Эстония". Она надеется на то, что 9 мая пройдет спокойно. "Чтобы раскол не стал еще больше".

Ссылки:

HANDELSBLATT. Gespaltenes Estland. Aljoscha und die Last der Geschichte. Helmut Steuer. Dienstag, 8. Mai 2007.
Inosmi.ru. "Алеша" и груз истории (HANDELSBLATT). Гельмут Штойер. 9 мая 2007.

1 комментарий:

Korvin комментирует...

Klaus Dornemann: Bericht über eine bittere Nacht, unschuldig in estnischem Polizeigewahrsam.

Mit dem Erlaubnis von Herr Klaus Dornemann veröffentliche ich seinen Brief.

An den

Herrn Präsident der Republik Estland
Toomas Hendrik Ilves

Botschafter der Bundesrepublik Deutschland,Tallinn

Kommission für Menschenrechte der EU, Brüssel

Polizeipräfekten von Tallinn Herr Raivo Küüt

An den Õguskantsler Herr Allar Jõks

Leiter Informationszentrum für
Menschenrechte , Herr A. Semjonov

Bericht über eine bittere Nacht, unschuldig in estnischem Polizeigewahrsam.

Am Freitag, 27. April 2oo7 gegen 2o Uhr war mein Sohn Lucas und ich auf dem Heimweg vom Rathausplatz, wo wir uns mit mehreren Bekannten aus verschiedenen Ländern getroffen hatten (USA, Kanada, Shanghai, Schweden) um das schöne Wetter auszunutzen, zu unserem Appartment in der Liivalaia 26. Dazu mussten wir den Vabaduse Väljak überqueren. Dort hatte sich ein größeres Polizeiaufgebot versammelt, um für irgendetwas zu sorgen. Was genau, war mir nicht ersichtlich und den Polizisten wohl auch nicht recht klar, denn augenscheinlich war alles wie zu üblichen Tagen auf diesem Platz um jene Zeit. Unvermittelt ergriffen uns aber sogleich mehrere Polizisten und warfen uns auf den Boden in einem Polizeitransporter, wo auch schon einige Personen herumlagen. Gründe für dieses Drama wurden selbst auf Fragen hin mit den tiefgründigen Worten abgewehrt, „das ginge uns nichts an“. Das erscheint mir die estnische Variante der Achtung der Menschenrechte zu sein.

So landeten wir später in einem recht großen Raum, dessen meist unverputzte Wände aus Bruchsteinen waren. Ansonsten war der Raum weitgehend ohne Mobilar. Letztlich dann fanden sich dort etwa 2oo Personen, natürlich mit Kabelbindern so einschneidend gefesselt, daß eine normale Durchblutung nicht mehr gewährleistet war, wieder, die von mal vierzig, mal fünfzig schwer mit „Gummiknüppeln“ und Schlagstöcken bewaffneten Polizisten und vermummten Sondereinsatzkräften drangsaliert wurden, bis hin an den Rand der Folter. Spontan wie wahllos schlugen sie ohne ersichtlichen Grund auf die anwesenden „Aufständischen“ ein. Ich konnte selbst 11 solcher Knüppeleinsätze aus nächster Nähe beobachten, bis das Blut floß und Sanitäter kommen mußten, ebenso wie es mir selbst dann auch erging und auf dem anhängenden Bildern unschwer zu erkennen ist. Außerdem droschen sie irgendwann so auf mich ein, dass mein neues Hemd dabei zerfetzt wurde. Meinem Sohn Lucas erging es nicht besser bei diesen afrikanischen Methoden, die ich im Sudan und Uganda viele Male habe ansehen müssen. Man kann auch diese Folgen an uns deutlich auf anhängenden Bildern sehen.

Ganz abgesehen davon, daß mehr als die Hälfte der Einsitzenden eher einen hilflosen und zu gewaltsamen Demonstrationen kaum fähigen Eindruck machte und keinesfalls besoffen war, wie es der Volksmund und die offizielle Propaganda gerne hätte, waren die Polizisten bis auf wenige Ausnahmen heillos überfordert und sichtbar schlecht ausgebildet. Sie bewiesen ihre Stärke mit ziel- und planloser Gewalt gegen die Eingefangenen. Von Deeskalationsmaßnahmen hatten die allesamt jedenfalls noch nichts gehört.

Nun saßen wir mehr als zehn Stunden in der Freiheitsberaubung, ohne zu wissen warum denn, zu trinken gab es selbstverständlich nichts und auf die Frage nach einer Toilette wurde garnicht erst geantwortet, immerhin waren wir ja auch auf dem Rücken gefesselt und auf dem Fußboden zu sitzen verurteilt. Aufzustehen wurde sofort durch Schläge oder das Wegtreten der Beine geahndet. Einige Polizisten taten sich dabei besonders brutal hervor und traten schon mal im Vorübergehen den einen oder anderen gegen den Körper, also nicht nur gegen Beine, wie man mir einmal ziemlich derb und gezielt in die Geschlechtsteile trat.

Ich hatte also genügend Zeit das Treiben genau zu beobachten und wie ich schon sagte, waren die meisten aus körperlichen (Alter) oder gesundheitlichen Gebrechen zu eigener Gewalt gar nicht fähig, nur das konnten die schlecht gebildeten Uniformträger aber nicht erkennen.

Solch eine Behandlung von Menschen ist unter aller Würde wie ein Fremdwort und gegen alle Regeln der Menschenrechte, in zivilisierten Ländern zumindest. Keiner der Beamten trug ein Namensschild und auf meine mehrfachen Fragen danach wurde mir wiederum deutlich gesagt, daß mich deren Name nichts anginge. Ich fragte einige der "Strafgefangenen" nach ihren Namen und nur Wenige wagten es sich, ihren ganzen Namen zu nennen, aus Angst vor späteren Repressalien, wie es in totalitären Staaten ja üblich ist, wie sie mir sagten. All die Igors, Wassili`s, Juri`s, Valentins, Alexanders oder auch ein paar verlorene estnische Esten gab`s da.

Gegen 6 Uhr morgens wurde ich dann so tonlos entlassen, wie ich abends zuvor vergewaltigt wurde; ohne ein Wort der Erklärung oder gar Entschuldigung. Auf meine Frage, wie ich denn nun nach Hause komme, meinte man lakonisch, das sei mein Problem, ich sei ja auch hergekommen.

Die Polizei in Estland kann eben doch machen, was sie will, nach alter kommunistischer Manier. Da fällt es einem schon schwer, sich auf die Seite eines aufstrebenden und demokratischen Estlands zu stellen wenn man dann gefragt wird, wo denn die blauen und blutigen Flecken am Körper herkommen.

Alles in Allem bin ich ziemlich enttäuscht über die Methoden, wie estnische Behörden mit ihren und fremden Menschen umgehen. Man sollte also tunlichst um estnische Polizei, zumindest wenn man unschuldig ist, einen weiten Bogen machen. Ich wage mir zuzutrauen solch ein Ursteil abzugeben, lebe ich ja nicht nur seit mehr als fünf Jahren hier, sondern habe mehr als 14 Jahre in aller Herren Länder humanitäre Hilfe für Rotes Kreuz, Malteser Hilfsdienst, Johanniter Hilfe und für mein Land, die Bundesrepublik Deutschland geleistet und war immerhin 4o Jahre Bundes- später Landesbeamter und offiziell nach Estland abgeordnet. Ich kann also schon vergleichen. Ich glaubte auch hier an eine gewollte Demokratie, nur weiß man so im Einzelnen noch nicht, wie das aussieht. – So wie dieser Tage vollführt, jedenfalls nicht.

Das Schlimmste aber ist, was nun folgt. In Zeitungen und im Rundfunk wird penetrant verbreitet, man solle sich keine Gedanken dazu machen, denn es handele sich ja nur um Auswüchse Asozialer, Alkoholiker und Betrunkener. Das ist schon unwahr genug, daß aber der Innen- wie auch der Außenminister und der sogenannte Rechtsantzler öffentlich dreist behaupten, es gäbe überhaupt keine Unregelmäßigkeiten durch die Polizei, ist schlicht gelogen. Sie sind ihr Amt nicht würdig. Sie sollten sich schämen.

Aber dabei sind die Politiker in guter Gesellschaft und die dumme Masse nimmt es eben hin.

Alles zusammengenommen ist wohl mehr Ironie als wirkliche, ernsthafte Politik der Tag!